Содержание

Дополнительно

Назад, к разделу
№ 3a

1590 г. май. Грамота Константинопольского собора об основании Московского патриархата.

Российский государственный архив древних актов.
Ф. 52. Сношения России с Грецией. Оп. 2. № 5. Подлинник.
Пергамен. Чернила черные (I писец) и коричневые (II писец).
К «языку» листа на зеленом шелковом шнуре прикреплена свинцовая печать константинопольского патриарха Иеремии II диаметром 38 мм, высота 10 мм.
На грамоте 106 подписей. Подписи 3 патриархов: константинопольского Иеремии, антиохийского Иоакима и иерусалимского Софрония, 42 митрополита, 19 архиепископов и 20 епископов. Писец большей части грамоты дикеофилак Вселенской церкви Георгий (его подпись четвертая сверху в правом крайнем столбце).
Грамота была привезена в Москву в мае 1591 г. тырновским митрополитом Дионисием и 20 июня представлена царю Федору Ивановичу. В грамоте речь шла о созыве патриархом Иеремией по прибытии из Москвы в Константинополь великого собора, о его рассказе собравшимся о пребывании в Москве, о благочестии московского государя, обширности и величии его царства, о просьбе царя учредить в России особое патриаршество, принятом им решении исполнить эту просьбу и поставлении в Москве патриарха Иова и вручении ему патриаршей хрисовулы. Присутствовавшие патриархи одобрили это и вместе с великим собором постановили, что признают и утверждают это решение, подчеркнув также, что право поставления патриарха даруется отныне «московскому собору». В грамоте за патриархом Иовом утверждалось лишь пятое, то есть последнее, место в пятерке патриархов, что в дальнейшем вызвало недовольство правительства и церкви, которые стали настаивать на третьем месте московского патриарха (после константинопольского и александрийского). Б.А. Успенский полагает, что «московский патриарх занял вакантное место в пентархии, освободившееся ввиду отпадения от православия папы римского» и что поставление Иова состоялось ввиду уважения патриархов к царской власти и зависимости от нее: «Яко един есть ныне на земли царь великий православный, да недостойно было не учинити воли его».
По мнению Б.Л. Фонкича (его поддерживает и Б.А. Успенский) в акте Константинопольского собора многие подписи не являются подлинными в связи с тем, что патриарх Иеремия, вернувшись в Константинополь весной 1590 г., «поторопился созвать собор и, несмотря на отсутствие большинства его членов, утвердил соборной грамотой поставление Иова, при этом чиновниками патриаршей канцелярии были воспроизведены подписи всех отсутствующих членов собора».
1590 г. май.  Грамота Константинопольского собора об основании Московского патриархата. РГАДА.

1590 г. май.  Грамота Константинопольского собора об основании Московского патриархата. РГАДА.

Выписка:

«... да поставленный московский наперед сево господин Иев патриарх именуетца патриархом и почитаетца с ыными патриархи, и будет чин на нем и в молитвах после патриарха ерусалимского должно нам поминати имя наше и иных. А в головах и в началах держати и почитати апостольский престол костянтинопольский, как и иные патриархи. И то дарованное, патриаршескую честь и имя, да не токмо патриарху московскому, господину Иеву, дано ныне и утверждено … но и по нем поставляти московским собором начальных властей в патриархи…И для того ся уложенная грамота утвержена для памяти вовеки и укреплена лета 7098-го месяца маия»

В начало страницы

Выписка:

«... да поставленный московский наперед сево господин Иев патриарх именуетца патриархом и почитаетца с ыными патриархи, и будет чин на нем и в молитвах после патриарха ерусалимского должно нам поминати имя наше и иных. А в головах и в началах держати и почитати апостольский престол костянтинопольский, как и иные патриархи. И то дарованное, патриаршескую честь и имя, да не токмо патриарху московскому, господину Иеву, дано ныне и утверждено … но и по нем поставляти московским собором начальных властей в патриархи…И для того ся уложенная грамота утвержена для памяти вовеки и укреплена лета 7098-го месяца маия»

Cвинцовая печать константинопольского патриарха Иеремии II диаметром 38 мм, высота 10 мм.