Воспоминания летчика-инструктора Саратовского аэроклуба Д.П. Мартьянова об обучении Ю.А. Гагарина летному делу в 1954–1955 гг., о встрече с Ю.А. Гагариным 12 апреля 1961 г.
4 февраля 1983 г., Москва.

РГАНТД. Ф. 99. Ед. хр. 313. Расшифровка фонозаписи на магнитной ленте. Время звучания – 26 мин. 22 сек.

Мартьянов Дмитрий Павлович, летчик-инструктор Саратовского аэроклуба, служил в истребительном полку, окончил Борисоглебское училище военных летчиков. После демобилизации работал инструктором аэроклуба, где обучал основам летного дела Ю.А. Гагарина в 1954–1955 гг.

В 1954 г. я работал в Саратовском аэроклубе. Осенью, после распределения курсантов по летным группам, нам, инструкторам, положено знакомиться со своими курсантами. Я ходил по их домашним адресам. Один из домашних адресов был адрес общежития индустриального техникума, где жил Юрий Гагарин. Захожу в комнату, где живут примерно пятнадцать–двадцать человек, и вижу худощавого паренька, читающего книгу. Спрашиваю: «Гагарин здесь живет?» «Это я», – прозвучал ответ. Так мы познакомились с Юрой.

Зимой 1954–1955 гг. вечерами в аэроклубе после окончания теоретической учебы начиналась наземная подготовка курсантов, которую проводил летчик-инструктор со своими курсантами.

Юра аккуратно посещал занятия, был активным и сообразительным, и через несколько занятий я назначил его старшиной группы. Зимой и ранней весной в аэроклубе проводились командирские полеты для тренировки летного состава. Я пригласил курсантов, кто может и хочет попытаться, прийти на эти полеты, вторая кабина была свободна.

Сначала проверяли нас вышестоящие командиры. Командиры были у нас хорошие.

В аэроклубе работали в то время Герой Советского Союза, военный летчик, участник войны Денисенко Григорий Кириллович[1], командир звена Герой Советского Союза летчик-истребитель Сафронов Сергей Иванович. Вот на основе таких примеров курсанты и стремились стать такими же летчиками, похожими на них.

Юрий одним из первых полетел со мной на командирских полетах. Полет он переносил хорошо. Чувствовалось, что ему хочется почувствовать нагрузки в полете. Он любил большие перегрузки, и, когда я стал доверять ему управление самолетом, он быстро освоил технику пилотирования.

В мае начались регулярные полеты с курсантами на базе выезда в лагере Дубки, так как основную массу курсантов составляли десятиклассники.

Юрий мог так распределить свое время, что его хватало и на учебу в техникуме (а у него началась преддипломная практика), и на полеты в аэроклубе, и даже подрабатывал себе на жизнь на разгрузке вагонов и барж на Волге. В то время как десятиклассники сдавали экзамены, это июнь месяц, Юрий почти закончил свою летную программу. 3 июля 1955 г. в областной газете «Молодой сталинец»[2] была статья о Саратовском аэроклубе, в которой писалось о Юрии Гагарине как о лучшем курсанте, вылетевшем самостоятельно на самолете Як-18. Там же была и фотография Юрия в кабине самолета. В то время еще никто не знал, что Юра будет космонавтом. Летал он отлично, особенно, как я упоминал, любил большие перегрузки, выполнение фигур сложного пилотажа, которые можно было создать на самолете Як-18[3].

После защиты диплома[4] Юра приехал в лагерь, продолжал выполнять обязанности старшины группы и был комсоргом отряда. Организовывал спортивные соревнования между группами. Наша группа была первой и по волейболу, и по баскетболу, чему не мешал небольшой рост капитана команды.

Курсантам приходилось не только летать, но и готовить самолеты к следующему полетному дню под руководством техников самолета Сызранцева и Фомина. Группа работала дружно. Чумазый после полетов самолет приводился в порядок. На нем проводились профилактические работы, и к концу работы он, как говорится, был лучше нового. После окончания учебы в аэроклубе экзамены у нас принимал командир звена Новиков. Первым сдавал экзамены старшина группы Гагарин. Оценки по всем экзаменам – «пять», так же как и по теоретическим дисциплинам, которые сдавал зимой.

После окончания всех полетов и экзаменов были проводы. На вокзале я провожал всю нашу группу, которая уезжала в Оренбургское училище[5].

Я сдружился с Юрой. Разница в возрасте у нас была небольшая: я – с ноября 1931 г., он – 9 марта 1934 г., разница всего два года четыре месяца, и в нерабочее время мы были друзьями. День авиации в 1955 г. проводили вместе. Я был холостой. В то время Денисенко получил звание подполковника, а начальник штаба военный штурман Соколов выиграл десять тысяч, и они поставили бочку пива на аэроклуб. На праздник у нас был буфет, и после полетов мне нужно было отвезти его в сельхозинститут, откуда мы его брали. Мне в этом помогали Юра и Соколов – тоже курсант моей группы. Они с Юрой были друзьями. Мы втроем часто проводили воскресенья вместе.

Все они были настроены на истребительную авиацию. Юра писал из Оренбурга мне письма. Но я не любитель писать письма, и так это все закончилось. Потом я переехал в город Куйбышев, где работал на авиационном заводе летчиком-испытателем. Я и сейчас там работаю и летаю.

12 апреля 1961 г. был день теплый, полетов у нас не было, и мы занимались благоустройством территории. Мы сажали кустарники на территории аэродрома около здания ЛИС, и вдруг прибегает кто-то и говорит: «Важное правительственное сообщение: человек в космосе – майор Юрий Гагарин». Майор, летчик, кто-то должен знать. Я говорю: «Был у меня Гагарин Юрий, но он с 1934 г. рождения, и не должен он быть майором». Но, как потом выяснилось, он взлетел старшим лейтенантом и сам не знал, что ему присвоили звание майора. После приземления ему говорят: «Товарищ майор», а он отвечает: «Я не майор, а старший лейтенант».

Был колоссальный подъем у народа. Наш советский человек в космосе! У меня был такой восторг, я пошел на почту и послал телеграмму в «Правду» и «Известия». «Известия» опубликовали мою телеграмму: «Поздравляю с первым полетом вокруг шарика. Желаю скорейшего полета на Луну», и подпись – Мартьянов.

После приземления Юру привезли в Куйбышев для отдыха, но я про это не знал, а он сказал, что здесь работает его первый инструктор Мартьянов. И вечером 12 апреля меня разыскал корреспондент ТАСС по Куйбышевской области и сказал: «Завтра утром мы с тобой идем к Гагарину». Приехал он утром, привезли нас на обкомовскую дачу в Куйбышеве. Подъезжаем, а там милиция, корреспондента не пустили, пустили только меня одного. Захожу на первый этаж, а тут как раз Куйбышевское радио передает, что нашелся инструктор Гагарина. Сидит человек, я не знаю, кто он (потом выяснил, что это Сергей Павлович Королев). Королев спрашивает у Гагарина: «Юра, вот передают про твоего инструктора». А он поворачивается и говорит: «А вот он и сам». Мы обнялись. Юра еще был под впечатлением полета. Неописуемый восторг трудно передать. Сергей Павлович, Герман Титов с погонами капитана, еще ряд товарищей. Сели, спрашиваем, как полет, как перегрузки, звезды видел, не видел. Я вручил Юре пачку свежих газет, и после этого мы расстались. Они все пошли на Госкомиссию. Наутро он улетел с нашего аэродрома на Ил-18. В самолете мы простились, он сказал: «Будешь в Москве, обязательно заезжай». Дал свой адрес.

В конце 1961 г., будучи в командировке в городе Жуковском, я ему позвонил. Он говорит: «Приезжай обязательно». Я приехал, и вот тут он очень подробно рассказал, как он учился в военном училище, где служил и как совершил свой космический полет. В это время приходят корреспонденты «Правды» Борзенко и Денисов. Они привезли первые экземпляры книги «Дорога в космос». Юрий подписал мне эту книгу. Это была первая встреча с Юрой после его космического полета. После этого встреч было много. Когда я приезжал в командировки, он меня приглашал и на Чкаловскую, а потом и в Звездный городок в гости. Я был и один, и с женой, ночевали несколько раз. Что радует – это то, что он остался таким же скромным, доброжелательным и, как бы ни был занят, всегда пригласит и найдет время, всегда гостеприимно примет, он не зазнался, остался верным товарищем. Последний раз я его видел перед самым Новым 1967 годом. Это очень тяжело, что он погиб, очень тяжело.

Юра от природы был такой. И его мать Анна Тимофеевна, я с ней знаком, – это очень милая женщина, Юру и своих остальных детей воспитывала правильно. У Юры не было недостатков, как я считаю. Он везде был первым: и в техникуме (он окончил его с отличием), и в аэроклубе. Авиационное училище закончил по первому разряду. Это большой показатель для курсанта. И опять же Каманин из всех кандидатов в космонавты его выбрал для первого полета.

Я скажу, что, где бы он ни был, где бы он ни работал, он всегда был первым. Некоторые люди пытаются очернить Гагарина, для чего, не знаю. Популяризатор, писательница Лидия Обухова в книге «Любимец века» написала ложь. Ложь о том, что Юру пытались отчислить из аэроклуба по летной неуспеваемости. Это неправда. И лучшим опровержением этого является газета «Молодой сталинец» за 3 июля 1955 г., где о Юре написано как о лучшем курсанте, уже летающем самостоятельно, в то время как ряд курсантов, даже основная масса, вылетала только в середине июля. Например, хороший курсант из моей группы [К.] Шаров, он вылетал в начале августа. Почему? Потому, что Юра мог совмещать преддипломную практику в техникуме, а Шаров, он кончал авиационный техникум, проходил практику на Саратовском авиационном заводе, который расположен в другом конце города, поэтому июнь и начало июля не летал. Но вопрос об отчислении Шарова не стоял. Сейчас он работает в Саратове.

Почему вылетел первым Гагарин? У меня была лучшая группа в аэроклубе, а Юра был лучшим курсантом группы. Но в газете описан не первый полет Гагарина, а полет, который он совершил дня через три после первого полета.

РГАНТД. Ф. 99. Ед. хр. 313. Расшифровка фонозаписи на магнитной ленте. Время звучания – 26 мин. 22 сек.


[1] Денисенко Григорий Кириллович (род. 1921), военный летчик. С 1954 – начальник Саратовского аэроклуба. Герой Советского Союза (1946).

[2] В своей книге «Дорога в космос» Ю.А. Гагарин указывает другое название газеты – «Заря молодежи». В книге Ю.А. Гагарин вспоминал: «Заря молодежи» – так называлась газета саратовских комсомольцев, в которой столь неожиданно отметили меня. Первая похвала в печати многое значит в жизни человека. Мне было и очень приятно видеть своё имя напечатанным в газете, и в то же время как-то неловко, что из всех товарищей почему-то написали именно обо мне. Но все-таки я послал этот экземпляр «Зари молодежи» домой, в Гжатск.» (Гагарин Ю.А. Дорога в космос. Рассказ летчика-космонавта СССР. М.: Правда, 1961. C. 42.)

[3] 21 мая 1961 г. этот самолет был передан Саратовским аэроклубом ДОСААФ на постоянное хранение в областной краеведческий музей. См. док. РГАНТД, арх. № 1-13509.

[4] В 1955 году Ю.А. Гагарин окончил с отличием Саратовский индустриальный техникум.

[5] В 1955 году Ю.А. Гагарин был зачислен в Первое Чкаловское военное авиационное училище летчиков им. К.Е. Ворошилова, окончил которое в 1957 году. В 1957 г. оно было переименовано в Первое Оренбургское военное авиационное училище летчиков. Весной 1960 г. училище было преобразовано в Оренбургское высшее военное авиационное училище летчиков (ОВВАУЛ), поэтому часто в воспоминаниях встречаются разные названия училища.